Мой муж - герой, выкованный в ваших благословенных стенах!

Поскольку количество слов и знаков вами не ограничено, писать я намерена долго. Но если вы устанете читать - вначале краткая аннотация:

Благодаря лечению и прохождению реабилитации в Центре Илизарова, мой муж смог не только сидеть и управлять коляской, он стал полноценным членом общества, самостоятельным человеком с активной жизненной позицией, способным обеспечивать свою семью, зарабатывать деньги, решать проблемы, воспитывать красавицу умницу дочь, общаться с друзьями, ездить на встречи, посещать концерты и спектакли, путешествовать по свету, планировать планы и безумно любить свою жену. Мой муж- герой. И вера, и сила, и мужество до сих пор черпаются им из Источника имени Илизарова! Мой муж -  герой, выкованный в ваших благословенных стенах!

Теперь долго:

Мы из Владимира
В июле 2004-го мой муж Арсен сломал свою шею и изменил реальность бытия нашей маленькой семьи.  Нашей доче на тот момент было два года.
В ноябре 2004-го мы выписались из реанимации (!) областной больницы.

Я должна вписать в несомненно ВАШУ историю нашей победы слова благодарности врачам реаниматологам и медицинским сестрам Владимирской ОКБ. Фролов Алексей Александрович. Спас и сохранил нашу жизнь. Научил верить и любить эту жизнь. И бороться ВСЕГДА. Заставил научиться сохранять (находить?) трезвую голову и ясный ум. Показал пример безграничного самоотверженного служения людям на пределе собственных человеческих возможностей. Я видела. Я находилась в реанимации почти круглосуточно, в нарушение всех норм и правил. Еще раз низкий поклон всем нашим реаниматологам и сестричкам, которые помогли нам пройти тот этап - находили время ночными дежурствами философствовать на тему Норбекова, придумывать дыхательные тренажеры, учить медитации, экспериментировать с иголками, шутить и подбадривать, в общем, всегда быть рядом не только со своими аппаратами-препаратами, а в буквальном смысле - ВСЕГДА РЯДОМ. До сих пор Арсен ностальгически произносит фразу - хочу в реанимацию..
Ну, на этом положительные эмоции в части  медицины в городе Владимир у меня заканчиваются.
Начну с истории о том, как случайно проезжающая скорая подобрала Арсена после автоаварии и доставила в БСП. Как соседи, случайно ставшие свидетелями, рассказали нам об этом. Моя мать тут же уехала за скорой, и только благодаря подруге - заведующей хирургии, Арсена поместили в палату этой хирургии и прокапали. Вопросы - в каких отношениях Вы состоите со своим зятем? Зачем Вам это надо? У него нет видимых повреждений, не пахнет алкоголем, значит он наркоман.... Только на следующее утро! поставили диагноз - подозрение на перелом шеи (когда эта шея распухла до немыслимых размеров) и перевели в реанимацию БСП. Опять же благодаря друзьям через двое суток перевели в ОКБ и сделали экстренную операцию. Нейрохирург, не сужу его строго, экстренно вставил имплантат не того размера (другого не было). Через ТРИ месяца сделали рентген и обнаружили, что этот имплантат развернулся и пережимает спинной мозг. 
Отдельно - зачем сделали рентген. За три месяца в реанимации мы пережили все классические последствия травмы - шоковая язва желудка, двухстороннее воспаление легких, проблемы с почками (цистостома) и громадный пролежень на крестце, не говоря о постоянных отеках конечностей и других неожиданностях, таких как жидкость в плевральной полости, неадекватное сознание (т.е. его не было). Три месяца Арсен был без сознания - он смотрел, говорил (как можно было говорить с трахеостомой), но ничего и никого не помнил, не адекватно реагировал. Как я потом поняла - так мозг защитил себя от разрушения. Нейрохирурги заходили к нам редко, просто ждали когда помрем. Мы не померли. Мы медленно пришли в себя, отключили аппарат искусственного дыхания, начали самостоятельно есть и заново познавать окружающий мир. На вопрос главному, на тот момент, нештатному нейрохирургу области Н. - как и где проходить дальнейшую реабилитацию, я получила ответ - никак, нигде! Не продавайте квартиры, не тратьте деньги, вам ничто и никто не поможет. "Добрый" человек. К слову же, потом департамент здравоохранения Владимирской области не раз давал мне такой же ответ. Квоту на реабилитацию нам так ни разу и не выделили, потому что мудро считали, что реабилитировать нас негде и вообще бесполезно, мы лишний элемент этого общества. 
Случайно, благодаря опять же друзьям, в ОКБ из Нижнего Новгорода заехал профессор Фраерман (возможно уже забыла фамилию). Так вот, перед его заездом и решили сделать рентген. Тот же Н. пригласил меня и заявил - нужна повторная операция. Зачем? Я почему-то понимала, что мой муж, перенесший тяжелейшие последствия травмы, только-только начавший отвыкать от аппарата искусственного дыхания, операцию не переживет. Операция поможет восстановиться? Нет, просто имплантат стоит некрасиво(!) Нужно исправить. Они не успели сделать операцию. Профессор приехал раньше. На совете в ординаторской он сказал, что операция убьет пациента. Операцию отменили. Профессор побеседовал с Арсеном, сказал ему много нужных слов, мы спокойно продолжили приходить в себя. 
Нас пытались перевести в отделение нейрохирургии. Перевели. В двухместной палате другой спинальник курил, никто не мог запретить это несчастному больному. Арсену было все равно. В ту же ночь Фролов под личную ответственность перевез нас обратно в реанимацию. 
У нас продолжала держаться температура. Выписку (или перевод) откладывали. Однажды утром Н. зашел на обход. Арсен задержал его и спросил: как же так - два разных мнения - вы считали, что операция нужна, а нижегородский профессор - нет? "Добрый" доктор ответил предельно искренне - а Вас, Арсен, не должно это волновать. Вы все равно скоро умрете и неважно от чего: от пролежней, воспаления легких или от пиелонефрита. 
В этот же день мы выписались домой, прямо из реанимации, с температурой, умирать. Полгода! нашу лежачую жизнь поддерживал инструктор ЛФК, и мысль - я докажу Н., что он не прав (в горячем кавказском оригинале это звучало по-другому). Не встал. Не убил. Но "добрый" доктор сыграл свою добрую роль. Арсен опять не умер. 
За эти полгода я объездила все возможные московские клиники и центры. Наметила план по больницам: операции, стволовые клетки, реабилитация...

Здесь начинается курганская история. Позвонил мой дядя, живший в Кургане, и просто сказал - покупайте билеты на поезд, через три дня госпитализация в Центр Илизарова....
Как мы доехали? Из-за развернувшегося имплантата была натянута сонная артерия. Сидеть Арсен не мог. Тащились лежа. Помню поздно вечером приемный покой, палата, яркие простыни, Юля медсестра, словно моя сестра... Утро семь часов. Вадим Викторович, умные голубые улыбающиеся глаза. Худяев - В какой дыре вам делали операцию? Сестра-хозяйка, санитарки, столовая... Иван - рработаем... Леша массажист-каратист.. Честное слово, первое время я думала, что мой дядя реально такой крутой, и наше положение такое тут исключительное. Через какое-то время я стала замечать миссии и ценности на стендах, в кабинетах... Мы работаем для пациентов, пациент не личный враг.... Оказалось, нейрохирурги - не небожители, которые не могут о тебя мараться, а доступные отзывчивые люди! Оказалось, здесь так, здесь это норма! Но, знаете, дорогие курганцы, не просто правила вашего института делают ваше поведение особенным, это вы - особенные люди! Так далеко от столицы, вечно бегущей, рвущей, дерущей... ваше волшебное Зауралье - это такое невозможное чудо! Мы ездили в Курган четыре раза. За это время я крепко полюбила несуразный промышленный город с ужасным, простите, резко-континентальным климатом, и главным достоянием - Человеколюбие.
Вернусь к Арсену. Операцию по исправлению имплантата сделал великий Александр Тимофеевич. Через несколько дней после операции мы сели. Светлая, Вам, Александр Тимофеевич,  вечная память и бесконечная благодарность за все - беседы, шутки, укоры и стимулы... 
Три раза мы делали эпидуральную стимуляцию. Вадим Викторович ни разу не дал нам вздохнуть и расслабиться. Неусыпное синее око четко следило за тем, чтобы мы выбрались на  твёрдую устойчивую дорогу. 
Дорогая Валентина Павловна, благодаря Вам я поняла как хрупкая женщина может пересаживать мужчину-инвалида.
Строгая, требовательная, изобретательная Надежда Александровна! Сколько придумок реализовано было дома благодаря Вам!
Иван! Могучий воин, борец с упадническим настроением и хворями! Голова кружится? Рработаем! Нога отекла? Рработаем! Температура? Рработаем! Рработаем! Рработаем! Рработаем! Уважаемый Иван Владимирович, мы до сих пор так и рработаем!
Больные. Которые пациенты. Вы подхватили нас в свой колесный поток и заразили своим оптимизмом. Вы стали реальны как день и ночь. Вы доказали, что жизнь на Марсе существует. Вы все нереальные люди, я вас всех помню и люблю. И горжусь. У нас во Владимире колясочник в коридоре больницы мешает проезду каталок и должен лежать в палате. Поэтому мы не ложимся в больницы, а если ложимся, то смело мешаем всем и вся, потому, что знаем - что можем! Ездить, дышать, любить и жить!
После первой поездки в Курган, мы смогли поехать на машине в Саки. Мы ездили потом в Крым не раз, мы исколесили его взад и поперек. Однажды мы проснулись утром и рванули в Питер. Мы ездили в Турции и Греции, купались в средиземных морях и муромских озёрах, отрывались на выставках и концертах..., мы ни в чем себе не отказывали и ни о чем не жалели. Мы не обращали внимания  на то, что нам официально отказывали в санаторно-курортном лечении (нарушение мочеполовой системы - запрещено..), смеялись, когда невролог задавал вопрос - нет чувствительности? Выше или ниже подмышек? Мы знали - мы все сможем, все сделаем, мы живем.
Уже четыре года мы боремся с проблемой.  Осификат и артроз в тазобедренном суставе. Естественный для срока травмы, но неестественный по доставляемым мучительным болям. Я опять уперлась как баран в ворота местной медицины. Нейрохирурги считают боли невозможным, а травматологи тупят глазки и не могут взять на себя ответственность. Консервативное лечение, которое мы проводим не дает результатов. 
Я обращаюсь к вам за консультацией и опять жду чуда.
Спасибо, что вы есть. Спасибо, что так доступны.

С уважением, Ирина Б.

Илизаровские ведомости

vedПредставляем Вам корпоративную газету "Илизаровские ведомости"

Читать

Видеогалерея

Контакты

640014, Россия,
г. Курган, ул. М. Ульяновой, 6.
Для консультаций:
Контакт-центр: (3522) 45-41-71
e-mail: telemed@rncvto.ru
www.ilizarov.ru

read2

andr app

 

logos genius1
andr app

gn

baner asami2

logo AOLFru